November 22nd, 2020

Песня "Шарманщик" Франца Шуберта из вокального цикла "Зимний путь"

***
«Шарманщик», последняя песня цикла — одна из самых потрясающих по безысходности песен Шуберта, решенная предельно скупыми средствами: уныло повторяющиеся примитивные звуки шарманки прерывают берущую за душу, тоскливую, удивительно простую мелодию, которая завершается горестным вопросом.

172178 (700x457, 208Kb)

Худ.: Теодор Верстрет

Образ шарманщика — бездомного нищего бродяги — глубоко символичен. Он олицетворяет судьбу артиста, художника, самого Шуберта. Не случайно в конце песни в прямой авторской речи звучит вопрос, обращенный в нищему музыканту: «Хочешь, будем вместе горе мы терпеть, хочешь, будем песни под шарманку петь». В простоте и лаконизме скупо отобранных приемов — сила их выразительности и производимого впечатления, выдержанная тоническая квинта в басу — гармония простого народного инструмента: волынки, лиры, шарманки — сковывает все движение песни.

С наигрышами чередуются фразы певца, звучащие на том же фоне уныло гудящих в басу квинт. Певец повествует о том, как за селом нищий старик вертит замёрзшими пальцами ручку шарманки.

Никто не слушает беднягу, никто не бросает монетки в поставленную рядом тарелочку. Автор видит в обездоленном одиноком старике своего товарища по несчастью. Он просится странствовать вместе с ним, сопровождая его горестные песни.

Едва уловимые изменения рисунка мелодии не затрагивают ее существа. Щемящей тоской веет от той безжизненности, механистичности, с какой чередуются фразы монотонного напева голоса и инструментального наигрыша. Только когда описание судьбы обездоленного музыканта переходит в прямую авторскую речь: «Хочешь, будем вместе горе мы терпеть», вскрывается подлинный драматический смысл песни. С экспрессией трагической декламации звучат последние фразы «Шарманщика».

В звучании этого шубертовского шедевра трагическая скованность чувств сочетается с глубокой человечной лирической теплотой.