barucaba (barucaba) wrote in iskusstvo_zvuka,
barucaba
barucaba
iskusstvo_zvuka

Category:

Зураб СОТКИЛАВА

http://www.liveinternet.ru/community/4989775/post265220181/
nadia_obo
8 (300x393, 143Kb)Зураб Лаврентьевич Соткилава родился 12 марта 1937 года в Сухуми. «Вначале, надо полагать, следует сказать о генах: мои бабушка и матушка здорово играли на гитаре и пели, — говорит Соткилава. — Помню, они садились на улице подле дома, исполняли старые грузинские песни, а я им подпевал. Ни о какой певческой карьере ни тогда, ни позже не думал. Интересно, что немало лет спустя папа, у которого слуха нет вообще, поддержал мои оперные начинания, а мать, обладающая абсолютным слухом, была категорически против».
И все же в детстве главной любовью Зураба было не пение, а футбол. Со временем у него обнаружились неплохие способности. Он попал в сухумское «Динамо», где в 16 лет считался восходящей звездой. Соткилава играл на месте крайнего защитника, и удачно подключался к атакам, бегая стометровку за 11,1 секунды!

В 1956 году Зураб стал капитаном сборной Грузии в возрасте до 20 лет. Через два года попал в ключевой состав тбилисского «Динамо». Самой памятной для Соткилавы стала встреча с московским «Динамо».

«Я горжусь тем, что выходил на поле против самого Льва Яшина, — вспоминает Соткилава. — Мы познакомились с Львом Ивановичем поближе, уже когда я был певцом и дружил с Николаем Николаевичем Озеровым. Мы вместе ездили к Яшину в больницу после операции... На примере великого вратаря я лишний раз убедился в том, что чем большего добился в жизни, тем он скромнее. А матч тот мы проиграли со счетом 1:3.




Это, уместно сказать, была моя последняя игра за «Динамо». В одной из бесед я сказал, что певцом меня сделал нападающий москвичей Урин, и многие решили, будто он меня покалечил. Ни в коем случае! Он меня легко вчистую переиграл. Но это было полбеды. Вскоре мы полетели в Югославию, где я получил перелом и вышел из состава. В 1959 году попытался возвратиться. Но совершенно поставила точку в моей футбольной карьере поездка в Чехословакию. Там я получил очередную серьезную травму, и через какое-то время меня отчислили...



...В 58 м, когда я играл в тбилисском «Динамо», на неделю приехал домой в Сухуми. Однажды к родителям заглянула пианистка Валерия Разумовская, которая всегда восхищалась моим голосом и говорила, кем я в конце концов стану. Я тогда никакого значения ее словам не придавал, но все-таки согласился прийти к какому-то заезжему профессору консерватории из Тбилиси на прослушивание. Особого впечатления мой звук на него не произвел. И тут, представляете, заново решающую роль сыграл футбол! В «Динамо» в ту пору уже блистали Месхи, Метревели, Баркая и достать билет на стадион было нельзя. Так вот, на первых порах я стал для профессора поставщиком билетов: он приезжал за ними на базу «Динамо» в Дигоми. В признательность профессор приглашал меня к себе домой, мы начали заниматься. И  он говорит мне, что всего за несколько уроков я сделал большие успехи и у меня есть оперная перспектива!

Но и тогда подобная будущность вызывала у меня смех. Всерьез я задумался о пении только после того, как был отчислен из «Динамо». И через год, в июле 60 го, я в первую очередь защитил диплом на горном факультете Тбилисского политехнического института, а  через день уже сдавал экзамены в консерваторию. И был принят. Учились мы, уместно сказать, в одно время с Надаром Ахалкаци, тот, что остановил свой выбор на Институте железнодорожного транспорта. У нас были такие битвы в межинститутских футбольных турнирах, что стадион на 25 тысяч зрителей был битком!»

В Тбилисскую консерваторию Соткилава пришел как баритон, но вскоре профессор Д.Я. Андгуладзе исправил ошибку: конечно, у нового студента отличный лирико-драматический тенор. В 1965 году юный певец дебютирует на тбилисской сцене партией Каварадосси в пуччиниевской «Тоске». Успех превзошел все ожидания. В Грузинском государственном театре оперы и балета Зураб выступал с 1965 по 1974 год. Талант перспективного певца на родине стремились помогать и развивать, и в 1966 году Соткилаву отправили на стажировку в известный миланский театр «Ла Скала».

Там он стажировался у лучших специалистов бельканто. Работал без устали, а потому что могла и голова закружиться потом от слов маэстро Дженарро Барра, тот, что писал тогда: «Молодой звук Зураба напомнил мне теноров былых времен». Речь шла о временах Э. Карузо, Б. Джильи и других чародеев итальянской сцены.

В Италии певец совершенствовался два года, после чего принял участие в фестивале молодых вокалистов «Золотой Орфей». Его выступление было триумфальным: Соткилава завоевал основной приз болгарского фестиваля. Через два года — новый успех, на этот  раз на одном из самых ответственных Международных конкурсов — имени П.И. Чайковского в Москве: Соткилава удостоен второй премии.

После нового триумфа, в 1970 году, — Первая премия и «Гран-при» на Международном конкурсе вокалистов имени Ф. Виньяса в Барселоне — Давид Андгуладзе сказал: «Зураб Соткилава — одаренный певец, крайне музыкален, его звук, необычайно красивого тембра, не оставляет слушателя равнодушным. Вокалист эмоционально и ослепительно передает нрав исполняемых произведений, полно раскрывает замысел композитора. И самая замечательная черта его характера — это трудолюбие, стремление постичь все тайны искусства. Он занимается в любой день, у нас без малого такое же «расписание уроков», как и в студенческие годы».

30 декабря 1973 года Соткилава дебютировал на сцене Большого театра в партии Хозе.


«На первый взгляд, — вспоминает он, — может показаться, что я легко привык к Москве и без труда вошел в оперный коллектив Большого театра. Но это не так. Поначалу мне было нелегко, и огромная благодарность людям, которые в то время были рядом со мной». И Соткилава называет режиссера Г. Панкова, концертмейстера Л. Могилевскую и, конечно, своих партнеров по спектаклям.

Премьера «Отелло» Верди в Большом театре стало заметным событием, Отелло в исполнении Соткилавы — откровением.


«Работа над партией Отелло, — рассказывал Соткилава, — открыла мне новые горизонты, заставила пересмотреть многое из сделанного, родила иные творческие критерии. Роль Отелло — это та вершина, с которой неплохо видно, хоть до нее и нелегко дотянуться. Теперь, когда в том или ином предлагаемом партитурой образе нет человеческой глубины, психологической сложности, мне он не так интересен. В чем фортуна артиста? Тратить себя, свои нервы, расходовать на износ, не думая о следующем спектакле.»



Другим выдающимся достижением артиста стала партия Туридду в «Сельской чести» Масканьи. Сначала на концертной эстраде, после в Большом театре Соткилава добился огромной силы образной выразительности. Комментируя эту свою работу, певец подчеркивает: «Сельская честь» — веристская опера, опера высокого накала страстей. Это может быть передано в концертном исполнении, которое, разумеется, не должно сводиться к отвлеченному музицированию по книжечке с нотным текстом. Главное — позаботиться об обретении внутренней свободы, которая так необходима артисту и на оперной сцене, и на концертной эстраде. В музыке Масканьи, в его оперных ансамблях присутствуют многократные повторы одних и тех же интонаций. И тут исполнителю важно помнить об опасности однообразия. Повторяя, в частности, одно и то же словечко, нужно сыскать подводное течение музыкальной мысли, окрашивающее, оттеняющее различные смысловые значения этого слова. Нет надобности искусственно себя взвинчивать и неизвестно что наигрывать. Патетический накал страсти в «Сельской чести» должен быть чистым, искренним».


Сила искусства Зураба Соткилавы в том, что оно несет людям искреннюю чистоту чувства. В этом секрет его неизменного успеха. Не стали исключением и зарубежные гастроли певца.

«Один из самых сверкающе-прекрасных голосов, которые существуют где-либо сегодня». Так отозвался рецензент о выступлении Зураба Соткилавы в парижском Театре Елисейских Полей. Это было начало зарубежных гастролей замечательного советского певца. Вслед за этим последовали новые триумфы — блистательный счастливый момент в США и после этого в Италии, в Милане.


Оценки американской прессы кроме того были восторженны: «Большой по объему звук превосходной ровности и красоты во всех регистрах. Артистизм Соткилавы исходит прямо из сердца».

Гастроли 1978 года сделали певца знаменитостью мирового масштаба — последовали бесчисленные приглашения участвовать в спектаклях, в концертах, в грамзаписях...

В 1979 году его художественные заслуги были отмечены высшей наградой — званием народного артиста СССР.



«Зураб Соткилава — обладатель редкого по красоте тенора, яркого, звонкого, с блестящими верхними нотами и крепким средним регистром, — пишет С. Саванко. — Голоса такого масштаба встречаются нечасто. Прекрасные природные данные были развиты и усилены профессиональной школой, которую певец прошел на родине и в Милане. В исполнительской манере Соткилавы преобладают признаки классического итальянского bel canto, что в особенности ощущается в оперной деятельности певца.


Ядро его сценического репертуара составляют лирико-драматические партии: Отелло, Радамес («Аида»), Манрико («Трубадур»), Ричард («Бал-маскарад»), Хозе («Кармен»), Каварадосси («Тоска»). Поет он и Водемона в «Иоланте» Чайковского, а ещё в грузинских операх — Абесалома в спектакле Тбилисского оперного театра «Абесалом и Этери» З. Палиашвили и Арзакана в «Похищении луны» О. Тактакишвили. Соткилава тонко ощущает специфику каждой партии, не невзначай в критических откликах отмечалась широта стилистического диапазона, присущая искусству певца.



«Соткилава — строгий герой-любовник итальянской оперы, — считает Э. Дорожкин. — Все «Дж.» — заведомо его: Джузеппе Верди, Джакомо Пуччини. Однако есть одно существенное «но». Из всего набора, необходимого для образа ловеласа, в полной мере Соткилава обладает, как справедливо заметил в своем послании юбиляру восторженный русский президент, только «удивительной красоты голосом» и «природным артистизмом». Для того чтобы пользоваться  любовью публики, как жоржсандовский Андзолетто (а как раз такого рода влюбленность окружает в текущее время певца), этих качеств маловато. Мудрый Соткилава взял не числом, а умением. Совершенно не обращая внимания на легкий неодобрительный шепоток зала, он напевал Манрико, Герцога и Радамеса. Это, пожалуй, единственное, в чем он был и остается грузином, — работать, несмотря ни на что, ни секунды не сомневаясь в собственных достоинствах.



Последним этапным бастионом, тот, что взял Соткилава, стал «Борис Годунов» Мусоргского. Самозванца — самого русского из всех русских персонажей русской оперы — Соткилава спел так, как голубоглазым белокурым певцам, ожесточенно следившим за происходившим из пыльных кулис, спеть и не снилось.

Соткилава — джентльмен светский. Причем светский в лучшем смысле слова. В отличие от многих своих коллег по артистическому цеху певец удостаивает присутствием не только те мероприятия, за которыми неизбежно следует обильный фуршет, но и те, которые предназначены для настоящих ценителей прекрасного. На банку оливок с анчоусами Соткилава получает и сам. А благоверная певца к тому же замечательно готовит.

Соткилава выступает, хотя и не часто, и на концертной эстраде. Здесь его репертуар составляет в основном русская и итальянская музыка. При этом певец стремится сосредоточиться как раз на камерном репертуаре, на романсовой лирике, относительно нечасто обращаясь к концертному исполнению оперных отрывков, что достаточно распространено в вокальных программах. Пластическая рельефность, выпуклость драматургических решений сочетаются в интерпретации Соткилавы с особой интимностью, лирической теплотой и мягкостью, нечастыми у певца с таким масштабным голосом».

С 1987 года Соткилава ведет класс сольного пения в Московской государственной консерватории имени П.И. Чайковского. Но, безусловно, и сам певец ещё подарит слушателям непочатый край приятных минут.


Tags: Соткилава, вокальное искусство, лирико-драматический тенор, певцы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments