barucaba (barucaba) wrote in iskusstvo_zvuka,
barucaba
barucaba
iskusstvo_zvuka

Categories:

"Тристан и Изольда" - Опера Рихарда Вагнера

http://www.liveinternet.ru/community/4989775/post277164988/

1.

Был жребий брошен волею богов,
Или одним единственным в трёх лицах,
Но суть не в этом, дело просто в том,
Что так должно было случиться.

John Duncan. Тристан и Изольда (500x507, 69Kb)
John Duncan. Тристан и Изольда

2.

Две сотни лет отцы отцов
Земле ирландской дань платили.
Сто юных дев, сто юношей, сто жеребцов
Из года в год в чужую землю плыли.

3.

И этот год, как к ряду двести лет,
Все ждали с трепетом и болью.
Все знали, рыцаря такого нет,
Что вызов бросил бы Морольду.

4.

Морольд, ирландской королевы брат,
Считался лучшим рыцарем на свете,
Те, кто сражались с ним, давно уж спят,
И колыбельную поёт им ветер.

5.

Как с неба падает звезда,
Явился ко двору безвестный рыцарь.
Назвался он Тристан из Лонуа,
И он готов с врагом сразиться.

Опера Рихарда Вагнера «Тристан и Изольда»

34142751_IMG_0468 (675x680, 78Kb)

Общепризнано — и для этого есть все основания, — что «Тристан и Изольда» — величайший из гимнов, когда-либо созданных во славу эротической любви. История создания оперы теснейшим образом связана с этой страстью. Любовь и политика  - две великие движущие силы в жизни Вагнера.

Еще до того как Венская придворная опера взялась ставить «Тристана и Изольду», Вагнер предпринимал попытки добиться исполнения оперы в Страсбурге, Карлсруэ, Париже, Веймаре, Праге, Ганновере и даже в Рио-де-Жанейро, где она должна была идти по-итальянски! Ни одна из этих попыток не увенчалась успехом: опера нигде не была поставлена — главным образом по политическим причинам. Наконец шесть лет спустя после окончания работы над оперой премьера все-таки состоялась. Она была осуществлена под патронажем большого, хотя и крайне неуравновешенного и импульсивного, друга Вагнера, короля Людвига II Баварского.

Дирижером премьеры был Ганс фон Бюлов, пламенный пропагандист вагнеровской музыки. За два месяца до премьеры у фрау фон Бюлов родилась дочь, которую она назвала Изольдой. Очень вероятно, что в то время дирижер еще не знал, что композитор, помимо того что был крестным отцом девочки, был также и ее настоящим отцом. В действительности Козима фон Бюлов (незаконная дочь Ференца Листа) родила Рихарду Вагнеру троих детей, прежде чем Ганс в конце концов разошелся с ней и она вышла замуж за композитора.

Нет необходимости отыскивать в опере отражение множества собственных вагнеровских любовных страстей к чужим женам — любовь Тристана и Изольды гораздо более идеализированна и чиста, чем любая страница шокирующей биографии композитора. В основе своей это очень простая сказка, и партитура, возможно, более чем любая другая из сочиненных Вагнером, доводит до конца его теорию того, чем музыкальной драме (в противоположность традиционной «опере») надлежит быть. Вагнер отказывается от четкого членения действия на последовательность номеров. В этой опере мир впервые познакомился с музыкальной драмой, в которой оркестр играет, безусловно, главенствующую роль, комментируя посредством разработанной системы лейтмотивов каждый психологический и драматический ход в развитии сюжета. Здесь Вагнер осуществил свою идею «бесконечной мелодии», создав совершенно особый стиль арий, дуэтов, квартетов, с которым с тех пор знаком каждый.

Это вступление, как все знают, одна из самых выразительных, чувственных и волнующих звуковых поэм о любви, которые когда-либо были написаны.

ДЕЙСТВИЕ I

Gaston Bussiere. Изольда (399x700, 33Kb)
Gaston Bussiere. Изольда

Изольда — ирландская принцесса, дочь знаменитой ворожеи, она в совершенстве знает яды, снадобья и средневековое искусство врачевания. Когда занавес поднимается, мы застаем ее на корабле. Ее везут, вопреки ее воле, чтобы выдать замуж за короля Марка Корнуоллского. Человек, везущий ее в Корнуолл, капитан корабля — Тристан, племянник короля Марка. Изольда, в длинном и полном негодования рассказе, объясняет служанке Брангене причину своего гнева. Из этого рассказа становится ясно, что у Изольды был жених по имени Морольд, которого Тристан вызвал на бой, чтобы в поединке решить, будет ли Корнуолл продолжать платить дань Ирландии. В результате Тристан одержал победу. Но сам был ранен. Переодевшись арфистом, он пришел в замок Изольды. Изольда, владея искусством врачевания, излечила его и возвратила ему жизнь, так и считая его арфистом по имени Тантрис, как он сам себя назвал. Но однажды на мече, принадлежавшем раненому, она обнаружила зазубрину, которая была точно такой же формы, как кусочек стали, найденный в отрубленной голове Морольда, которую корнуоллцы незадолго до этого прислали в Ирландию. Так она узнала, кем в действительности был этот арфист. Она готова была убить Тристана и уже занесла над ним меч, но он так проникновенно взглянул в ее глаза, что в ней вспыхнула страстная любовь к нему. Но теперь, по приказу своего дяди, он везет ее, чтобы выдать замуж . Не удивительно, что она негодует!

Изольда посылает за Тристаном, но тот, не имея возможности покинуть капитанский мостик, посылает вместо себя своего оруженосца Курвенала. Курвенал, этот неотесанный и грубый баритон (при этом истинно преданный Тристану), весьма бесцеремонно сообщает Изольде, что Тристан не придет, и вместе с гребцами поет насмешливую балладу о победе Тристана над Морольдом. Это совершенно выводит из себя Изольду, и она решает убить Тристана и себя, лишь бы не выйти замуж за Марка, которого она, кстати, никогда не видела. Она приказывает Брангене приготовить ядовитое зелье и вновь призывает Тристана, заявляя, что отказывается сойти на берег, если он не придет к ней. На сей раз он является, поскольку корабль уже скоро должен причалить к берегу. Она с резким укором напоминает ему, что он убил ее жениха. Тристан же во искупление своей вины предлагает ей свой меч, чтобы она убила его. Вместо этого Изольда предлагает ему напиток. Тристан принимает чашу, не сомневаясь в том, что в ней яд. Но Брангена, ничего не сказав Изольде, подменила яд на любовный напиток. Тристан залпом выпивает чашу до половины, и тогда Изольда выхватывает ее у него и допивает чашу, чтобы умереть вместе с ним. Но результат оказывается совершенно неожиданным. Очень долго они смотрят друг другу в глаза (в оркестре в это время звучит музыка из вступления). И вдруг, словно обезумевшие, они бросаются друг другу в объятья, произнося экстатические слова восторга.

Джон Уильям Уотерхаус - Тристан и Изольда (513x700, 157Kb)
Джон Уильям Уотерхаус - Тристан и Изольда

Но неожиданно слышится радостное пение матросов — на горизонте показался берег. Вбегает Курвенал и сообщает, что приближается свадебная процессия во главе с королем Марком. Влюбленные выходят ему навстречу, совершенно не готовые к встрече с королем.

ДЕЙСТВИЕ II

Оркестровое вступление передает возбуждение Изольды. Занавес поднимается, и мы видим сад перед замком короля Марка. Сюда выходят комнаты Изольды. (Состоялась или нет церемония бракосочетания Изольды с королем Марком между первым и вторым действиями, Вагнер никак не проясняет; достаточно того, что Изольда считает себя — и так же думают все остальные — невестой короля). Король отправляется на охоту, и в самом начале этого действия мы слышим за сценой звуки охотничьего рога. Но пока король охотится, Тристан и Изольда задумали тайно встретиться. На стене замка горит факел. Когда он потухнет — это будет знаком для Тристана прийти в сад.

Брангена, служанка Изольды, опасается заговора со стороны короля. Она убеждена, что Мелот, корнуоллский рыцарь, считающийся лучшим другом Тристана, предаст их. Она советует Изольде не гасить факел и не подавать тем самым знака Тристану явиться к ней, пока еще слышны звуки охотничьего рога и король со своей свитой близко. Но Изольда сгорает от нетерпения. Она отказывается верить, что Мелот может быть столь коварным. Она задувает факел, поднимается на несколько ступеней и, освещенная ярким светом луны, машет своим светлым шарфом, подавая Тристану еще и такой знак прийти к ней.

Гастон Бюсьер - Тристан и Изольда (700x446, 75Kb)
Гастон Бюсьер - Тристан и Изольда

Оркестр звуками выражает лихорадочное возбуждение, и на сцену врывается Тристан. «Любимая Изольда!» — восклицает он, и Изольда вторит ему: «Возлюбленный!» Это начало огромного любовного дуэта, известного как «Liebesnacht» («Ночь любви»), длинного, проникновенного, трогательного выражения любви, ее преобразующей силы — любви, которая предпочитает ночь дню («Спустись на землю ночь любви»), любви, которая предпочитает смерть жизни («И так умрем, чтоб вечно жить»). В конце этого дуэта они поют известную и необычайно красивую мелодию «Liebestod», и, как раз в тот момент, когда развитие приводит к кульминации, Брангена, которая все это время стояла начеку, издает пронзительный крик. Король и его свита неожиданно вернулись с охоты. Они были приведены обратно тем, кто считался другом Тристана, Мелотом, который сам пылает тайной любовью к Изольде и, таким образом, действует из самых предосудительных побуждений. Главное же чувство благородного короля — печаль, печаль по поводу того, что честь Тристана, его горячо любимого племянника, запятнана. Он поет об этом в очень длинном монологе; Изольда, испытывающая глубокое смущение, отворачивается.

В конце монолога короля Марка Тристан спрашивает Изольду, последует ли она за ним в страну, где вечная ночь. Она отвечает согласием. И тогда в коротком поединке с Мелотом Тристан, обнажая перед ним грудь, намеренно открывает себя для удара. Король Марк вступается и отталкивает Мелота, не дав ему убить Тристана. Тяжело раненый Тристан опускается на землю. Ему на грудь падает Изольда.

ДЕЙСТВИЕ III

Тристан переправлен в свой замок в Бретани; это сделал его верный оруженосец Курвенал. Здесь он лежит, раненый и больной, перед замком. Он ожидает корабль — корабль, который везет Изольду, желающую приплыть к нему, чтобы его вылечить. За сценой пастух играет на дудочке очень печальную мелодию. Грустная мелодия, лихорадка болезни, трагедия его жизни — все это вместе помутило разум бедного Тристана. Его мысль блуждает где-то далеко: он рассказывает Курвеналу о трагической судьбе своих родителей, о том, какие муки терзали его самого. Все эти темы (а также и другие) проходят через его воспаленный ум, пока он лежи здесь, а Курвенал пытается — тщетно — облегчить его страдания.

Вдруг пастух заиграл другую мелодию. Теперь она сверкает в мажорной тональности. На горизонте показался корабль. Он то исчезает, то появляется вновь, наконец причаливает, и несколько мгновений спустя Изольда стремительно сходит на берег. Она едва не опоздала застать своего возлюбленного живым. В страстном волнении он срывает с себя повязку и, истекая кровью, замертво падает в объятия Изольды. Она горестно склоняется над мертвым телом.

К берегу причаливает еще один корабль. Это корабль короля Марка с его свитой. С ним сюда приплыл и злодей Мелот. Марк прибыл, чтобы простить влюбленных, но Курвенал не знает об этом его намерении. Он видит в свите лишь врагов своего хозяина. Преданный Тристану, он вступает в поединок с Мелотом и убивает его. Но и сам он получает смертельную рану и падает, умирая у ног своего хозяина. Тогда Изольда приподнимает мертвое тело Тристана. Преображенная своими чувствами, она поет «Liebestod» и сама погибает. Марк благословляет умершую, и опера завершается двумя тихими долгими си бемоль мажорными аккордами.

Rogelio de Egusquiza - Тристан и Изольда (700x465, 94Kb)
Rogelio de Egusquiza - Тристан и Изольда

Генри У. Саймон (в переводе А. Майкапара)



На биографическую основу сюжета о влюбленных по вине «волшебного напитка» наслаиваются мистические и философские построения. Столь плотская, чувственная страсть, возведенная в абсолют, утрачивает характер греха или преступного наслаждения (как всякое наслаждение), чтобы обрести черты космического закона, по которому Тристан и Изольда любят как боги, а не как люди. С этим напряжением страсти связано использование бесконечной мелодии, ускользающе-колеблющейся, извилистой вокальной и гармонической линии, которая не находит опоры или укрытия нигде, кроме себя самой, и у которой нет ничего кроме невозможности уйти от себя. На поверхности различных ритмомелодических потоков носятся ключевые темы: помимо тем любви и смерти, здесь и многие другие, связывающие фрагменты подвижной мозаики, которая изображает различные проявления любовного чувства. Среди самых характерных: темы признания, томления, взгляда, любовного напитка, напитка смерти, волшебного сосуда, освобождения в смерти, моря, характеристика различных душевных состояний Тристана, темы дня, нетерпения, страсти, любовного порыва, песнь любви, призыв к ночи, тема страдания Марка, изображение душевных состояний Курвенала, тема ободрения Брангены — во время дуэта второго действия (самого большого вокального номера за всю историю оперы). Эти лейтмотивы появляются и исчезают, словно блики на волнах, их красота — в том, что они узнаются, даже рассеиваясь.  И не столько потому (как это будет в тетралогии и в «Парсифале»), что тематический фрагмент готов почти раствориться в сложных поисках рациональных или интуитивных значений, сколько в силу страстности, необычности чувств, стремящихся поглотить все остатки логики и становящихся новой логикой, вне времени и пространства. Тогда как оркестр отличается невиданной подвижностью, окрашен единым, огненно-пепельным тембром и скорее намекает на эротическую тему, чем изображает ее, в вокальной части отдано предпочтение «коротким и смиренным призывам» (как хорошо пишет Франко Серпа). И только в дуэте возносится лирическое сооружение, звучит величавый, с некоторыми уступками сентиментальности, гимн ночи. Смерть Изольды потребует у оркестра последней дани, чтобы увенчать ее посмертное бракосочетание цельным звуком, в котором не различить голоса музыкального инструмента. Так приносится последняя жертва — страху, вызываемому в душе эгоистичного человека всякой красотой: слишком поздно добрый король Марк явился со своим мудрым словом.

Г. Маркези (в переводе Е. Гречаной)




История создания

Легенда о Тристане и Изольде — кельтского происхождения. Она пришла, вероятно, из Ирландии и пользовалась широчайшей популярностью во всех странах средневековой Европы, распространившись во множестве вариантов (первая ее литературная обработка — франко-бретонский роман — относится к XII веку). На протяжении веков она обрастала различными поэтическими подробностями, но смысл оставался прежним: любовь сильнее смерти. Вагнер же истолковывал эту легенду иначе: он создал поэму о мучительной всепоглощающей страсти, которая сильнее рассудка, чувства долга, родственных обязательств, которая опрокидывает привычные представления, разрывает связи с окружающим миром, с людьми, с жизнью.

Marc Fishman - Тристан и Изольда (517x700, 92Kb)
Marc Fishman - Тристан и Изольда

Вагнер очень любил «Тристана», считал его своим лучшим сочинением. Создание оперы связано с одним из наиболее романтических эпизодов биографии композитора — с его страстью к Матильде Везендонк, жене друга и покровителя, которая, несмотря на горячую любовь к Вагнеру, сумела подчинить свое чувство долгу перед мужем и семьей. Вагнер называл «Тристана» памятником глубочайшей неразделенной любви. Автобиографичность этой оперы помогает понять необычную трактовку композитором литературного источника.

С легендой о Тристане и Изольде Вагнер познакомился еще в 40-х годах, замысел оперы возник осенью 1854 года и полностью захватил композитора в августе 1857 года, заставив его прервать работу над тетралогией «Кольцо нибелунга». Текст был написал в едином порыве, за три недели; в октябре начато сочинение музыки. Работа велась с большими перерывами, опера была завершена в 1859 году. Премьера состоялась 10 июня 1865 года в Мюнхене.

«Тристан и Изольда» — самая своеобразная из вагнеровских опер. В ней мало внешнего действия, сценического движения — все внимание сосредоточено на переживаниях двух героев, на показе оттенков их мучительной, трагической страсти. Музыка, полная чувственного томления, течет безостановочным потоком, не расчленяясь на отдельные эпизоды. Чрезвычайно велика психологическая роль оркестра: для раскрытия душевных переживаний героев он не менее важен, чем вокальная партия.

Постановка Жана-Пьера Поннеля.
Тристан: Рене Колло
Изольда: Йоханна Майер
Марк: Матти Зальминен
Курфеналь: Герман Бехт
Брангена: Ханна Шварц
Оркестр Байройтского фестиваля.
Conductor: Daniel Barenboim
Costumes, staging and direction: Jean-Pierre Ponnelle
Bayreuth Festspielhaus
1983


Tags: #Вагнер, #немецкие композиторы, #опера
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments